Москва +7(499) 325-45-68
Санкт-Петербург +7(812) 467-40-78
Бесплатная консультация 7(800) 350-23-68

Судебная практика по выплате зарплаты при банкротстве предприятия

В порядке, предусмотренном гл. III ФЗ от 26.10.2002 г. № 127 О несостоятельности (банкротстве) (в дальнейшем – закон о банкротстве) соглашения о поднятии сотрудникам организации-должника заработной платы, выплате премий, а также иных выплат, в соответствии с трудовым законодательством, могут подлежать оспариванию.

Верховный Суд РФ расставил все точки, уточняя в каких ситуациях соглашение на увеличение зарплаты работнику такой организации не могут признать недействительным (Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 21.12.2020 г. №305-ЭС17-9623 (7) касательно дела №А41-34824/2016).

Суть дела

Некий гражданин М., имея за плечами опыт работы в юриспруденции, устроился на должность юрисконсульта в организацию АО «М.», заключив соответственный трудовой договор. Изначально сумма его оклада составляла 70 тыс. руб. Однако, с течением времени, стороны составили еще 4 дополнительных соглашения, которые предполагали поэтапное увеличение размера зарплаты гражданина М. Выглядело это следующим образом:

  • 85 000 руб. в 2015 году.
  • 100 000 руб. в 2016 году.
  • 120 000 руб. в 2017 году.
  • 140 000 руб. в 2018 году.

Опираясь на положения закона о банкротстве, уже в 2017 году в отношении данной организации была открыта процедура наблюдения, а в 2018 году ее признали несостоятельной. После этого открыли конкурсное производство.

Летом 2018 года трудовой договор с гражданином М. был расторгнут, причиной тому послужило сокращение штата. К этому моменту сумма задолженности по заработной плате перед вышеупомянутым сотрудником достигла 617 тыс. руб.

Управляющий организации-должника в рамках дела о банкротстве обратился в арбитражный суд. Он требовал признать недействительными два последних соглашения к трудовому договору, опираясь на ст. 61.2 закона о банкротстве. Свое требование он объяснял тем, что соглашения были заключены уже после принятия к производству заявления о признании организации банкротом, а также после введения процедуры наблюдения. По словам заявителя, сделки заключили с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов.

Также управляющий требовал признать повышение заработной платы работнику М. свыше 100 тыс. руб. недействительным. Но и это еще не все, заявитель пожелал признать неправомерными все действия по начислению данному сотруднику ежемесячных премий, начиная с 2016 года. Фактически это означало признание отсутствия всякой задолженности организации перед гражданином М. и взыскание с него всей суммы выплаченных ранее премий – 188 тыс. руб.

Москва +7(499) 325-45-68
Санкт-Петербург +7(812) 467-40-78
Бесплатная консультация 7(800) 350-23-68
Москва +7(499) 325-45-68
Санкт-Петербург +7(812) 467-40-78

Какими были позиции судов?

Рассматривая споры, касающиеся подозрительных сделок должников, суды признают их недействительными (согласно п. 2 ст. 61.2 закона о банкротстве) при установлении доказательств таких обстоятельств:

  • сделка заключалась с конкретной целью – нанесение имущественного вреда кредиторам организации;
  • в результате составленной сделки имущественным правам кредиторов действительно был причинен вред;
  • к моменту подписания договора вторая сторона знала (должна была знать) об истинной его цели.

Подтверждающим фактом заключения сделки с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов является неплатежеспособность организации-должника на момент ее подписания.

Суд первой инстанции отметил признаки неплатежеспособности данной организации еще в 2014-2015 годах, после чего ситуация стала только ухудшаться. Это означает, что на момент подписания оспариваемых сделок организация уже реально не могла исполнить принятые обязательства, поскольку не имела необходимых активов.

Вывод был один: подписав эти соглашения, должник причинил ущерб интересам своих кредиторов. Кроме того, по мнению суда, организация в сложившейся ситуации не должна была премировать сотрудника М. Требования конкурсного управляющего были удовлетворены.

Довод гражданина М. о том, что он не был осведомлён о банкротстве должника, был отклонен. Также суд заявил, что, работая юрисконсультом в данной организации, он мог знать о наличии соответственных признаков ее неплатежеспособности. Суды кассационной и апелляционной инстанции оснований для отмены принятого решения не нашли.

Рассмотрение дела ВС РФ

Рассмотрев кассационную жалобу гражданина М. на ранее принятые судебные решения, коллегия ВС РФ огласила свою позицию на этот счет. Ее суть состояла в том, что правила об оспаривании сделок должника, прописанные в законодательстве о банкротстве, не означают, что банкротство организации-работодателя должно ограничивать права работников на получение ими всех гарантий в соответствии с действующим Трудовым кодексом. К таким гарантиям относится индексация оплаты труда, а также выплата премий за выполнение дополнительного объема работы (ст. 151 ТК РФ).

По мнению ВС РФ, нижестоящие судебные инстанции неправомерно уклонились от оценки доводов работника М. о характере произведенных ему доплат. Сам гражданин заявлял, что повышение оклада было направлено на компенсацию инфляции и доплату за повышение объема работы. Кроме того, этот сотрудник не занимал должность, которая относится к числу руководящих.

В результате все три принятых ранее судебных акта были отменены, а дело отправили на новое рассмотрение. Суду, который должен был приняться за это дело, было рекомендовано разобраться в организации системы оплаты труда организации-банкрота и проверить выданные гражданину М. премии на предмет равноценности встречных предоставлений работодателя и работника.

5/5 - (1 голос)
Москва +7(499) 325-45-68
Санкт-Петербург +7(812) 467-40-78
Бесплатная консультация 7(800) 350-23-68

Другие юридические услуги

Задать вопрос консультанту

Москва +7(499) 325-45-68
Санкт-Петербург +7(812) 467-40-78
Бесплатная консультация 7(800) 350-23-68